© 2012-2019, «Свободное психоаналитическое партнерство».

Власть женщин: изображение матриархата в художественных произведениях

 

 

Дневные грезы и художественное творчество — порой лучшие (а иногда и единственно возможные) способы экспериментировать с миром, в котором живет человек. Отправиться в путешествие на фантастическую планету, поучаствовать в космической войне, изменить ход истории, попасть в параллельную вселенную, пережить апокалипсис… Литература, кинематограф, виртуальная реальность позволяют увидеть и сделать многое, что никогда не удастся воплотить в обыденной жизни. К таким вещам относятся и некоторые социальные, политические, культуральные эксперименты.

Один из самых интересных вопросов, занимающих исследователей фантастики, — как авторы выстраивают мир, где человечеству придется столкнуться с радикально отличным от человеческих законов социумом, с чем-то настолько необычным, непредставимым, что воплощает собой Другого во всех смыслах этого слова. Классическими примерами подобных текстов являются произведения про инопланетян или столкновения с параллельной вселенной, где спектр изображения Другого варьируется от практически полной биологической и культуральной антропоморфности, которая имплицитно направлена на уменьшение тревоги перед встречей с Другим, до попыток изобрести уникальные, сложные, порой жуткие образы, вписанные в культуру, которая зачастую оказывается лишь негативным слепком человеческих традиций (войны, каннибализм, насилие, или, наоборот, буддистское всепрощение и мировая гармония).

Еще одним способом помыслить Другого является создание альтернативных путей развития самого человеческого общества. При конструировании новой модели социума часто затрагиваются не только политические, религиозные или экономические аспекты общественной жизни, но и вопрос о гендерных отношениях и специфике гендерных ролей. Например, в мире «Левой руки Тьмы» Урсулы ле Гуин описывается агендерное общество, в котором люди по умолчанию гермафродитны, а «половые» роли распределяются случайным образом под воздействием гормонов в период любовной игры. В книге «Этан с Афона» Лоис Буджолд главный герой, на планете которого живут одни мужчины, а новые люди рождаются в искусственных условиях, созданных на основе генетических, биологических и технических знаний, отправляется «в большой мир» и переживает шок от встречи с женщинами. В текстах Роберта Хайнлайна, например, в романе «Луна жестко стелет», предметом описания часто становятся различные альтернативные семейные модели: «цепочки», «кодлы», полиандрия и свободные отношения.

Особый интерес у многих авторов вызывает тема матриархата — женской власти, реализованной по «половому» признаку. Любопытно, что при этом патриархат в традиционном понимании этого слова (как форма социальной организации, в которой мужчина является основным носителем политической власти и морального авторитета, осуществляющим контроль над собственностью) редко становится объектом отдельных литературных фантазий. Возможно, потому, что в большей части художественных произведений элементы этой социальной системы присутствуют по умолчанию.

Напротив, матриархат как форма правления, в которой лидирующая роль принадлежит женщинам, часто становится предметом особой авторской рефлексии, не только фоном, на котором происходят события, но и одной из главных составляющих художественного мира. Попытки создания матриархата в художественных произведениях поднимают очень много интересных вопросов. Что меняется в общественном устройстве? Насколько трансформируются социальные роли? Какое место в обществе занимает религия? Возникают ли новые формы экономики? Или мироустройство остается полностью прежним, только инвертированным вариантом современного миропорядка, где женщины и мужчины просто меняются местами в социальном плане? Обращаясь к конструированию матриархального общества, писатели могут преследовать разнообразные, подчас противоположные цели: от воспевания матриархата как лучшего социального устройства до описания гибели человечества в результате того, что власть оказалась в руках женщин.

Одним из ярких примеров «отрицательного» изображения матриархата является роман Александра Бушкова «Анастасия». В этом тексте Бушков постарался воссоздать мир, в котором женщины занимают «активные» социальные позиции. Изначально книга представляла собой антисоветскую антиутопию, и многие намеки на советскую действительность, щедро рассыпанные в ней автором, прочитываются до сих пор. Главная героиня — девушка, которая живет в далеком будущем в стране, вернувшейся к феодально-средневековому строю. Мужские и женские «роли» в тексте поменяны: женщины могут быть рыцарями, королями, политиками, главами гильдий, жрецами религиозных культов. Мужчины в основном занимаются детьми и домашним хозяйством, при этом развита мужская проституция. Женщины, стремящиеся к «мужскому» образу жизни (например, желающие посвятить себя семье или чрезмерно заботящиеся о внешнем виде), жестко осуждаются и высмеиваются своими товарищами.

Видимо, чтобы подчеркнуть всю «абсурдность» такой ситуации, автор романа постарался вообще не использовать обозначения профессий в женском роде, поэтому на страницах этого текста встречаются только рыцари и короли, трактирщики и оруженосцы, жрецы и булочники, охранники и торговцы. Несмотря на то что биологически они женщины – а все же отчасти «мужчины», ведь слова и именования здесь имеют большое значение. В женском роде называют исключительно служанок — очевидно, автор не отрефлексировал этот момент. В тексте Бушкова представлен «инвертированный» вариант классического средневеково-феодального патриархата, где религиозная, политическая и даже физическая власть оказалась в руках женщин. В данной версии матриархата поведение женщин полностью копирует поведение мужчин в определенный период человеческой истории. Во второй части романа главный герой рыцарь Анастасия и ее верный оруженосец Ольга покидают свою страну, чтобы обрести счастье в совсем ином мире, где есть красивые платья и сильные смелые воины мужского пола. Мир, по мнению автора, восстанавливается в своем «первозданном» виде.

Еще одним интересным примером описания мира, в котором власть перешла к женщинам, является роман Александра Громова «Тысяча и один день». В центре сюжета фантастическая история: в недалеком будущем во всех женщинах внезапно пробудилась новая физическая способность — перемещаться в параллельном пространстве на относительно большие расстояния, иными словами, телепортироваться. Дальность расстояний зависела от тренировок, но даже несколько метров — уже большое преимущество перед всеми мужчинами, которые этой способности оказались лишены. Теперь стало возможным не бояться насильников или деспотичных мужей и отцов, и женщины получили полную свободу действий. И спустя несколько десятилетий они построили такое матриархальное общество, в котором мужчины выполняли прикладные функции рабочих и иногда становились донорами нового генетического материала, в остальном контакты между мужчинами и женщинами были сведены к минимуму.

Главный герой этой книги — первый мужчина на Земле, который чудом овладел техникой телепортации. Он долго скрывает эту способность, хотя и постоянно пользуется ей в повседневной жизни. В итоге оказывается, что перед лицом вселенской опасности (неизвестных пришельцев, собирающихся уничтожить Землю, вставшую у них на пути) этот герой — единственный, кто может попытаться всех спасти. Потому что ни одна из женщин, согласно авторской фантазии, не собирается рисковать своей жизнью ради спасения человечества. И герой, конечно, спасает, после чего общество, повинуясь его требованиям, должно принять новые законы, которые приведут к свержению матриархата и установлению нового порядка. В данной версии матриархального общества женщины представлены ограниченными и самовлюбленными созданиями, над которыми был временно утрачен мужской контроль, что практически привело планету к гибели. Женская свобода и независимость мыслится автором как опасность для всего мужского населения. Другой, проявляющийся в лице женской власти, вызывает в герое ненависть и страх, что придается ему сил для подпольной борьбы с новым миропорядком во имя «восстановления» традиционного общественного устройства.

Похожая ситуация описывается в повести Джона Уиндема «Избери путь ее». Героиня истории во время испытания неизвестных медицинских препаратов попадает в относительно недалекое будущее, в котором выясняется, что все мужчины умерли от неизвестной болезни, а женщины-ученые установили свою власть и порядок. Они поделили общество на четыре функциональные группы, для которых селективно выводят людей разного физического облика: 1) рабочие — сильные и крепкие женщины, которые выполняют большую часть общественных работ; 2) матери — огромные дородные женщины, функция которых заключается только в том, чтобы рожать новых людей; 3) прислуга — маленькие шустрые женщины, которые в основном занимаются уходом за матерями; 4) интеллектуальная элита — ученые, занимающиеся разработкой новых технологий и осуществляющие основную власть в обществе. Главная героиня предпочитает умереть, лишь бы не оставаться в таком мире.

Несмотря на то что антиутопия с генетическим предопределением судьбы и личности одинаково антигуманно выглядит при любом типе общественного устройства, в данной книге она связывается именно с возникновением матриархата. По мнению автора, женщины оказываются более жестокими по отношению друг к другу и неспособными на соблюдение прав человека. Традиционно приписываемая женщинам функция — созидание — в этом мире доводится до абсурда и оборачивается разрушением. Намеками или прямым текстом автор убеждает читателя в том, что социальная и политическая власть, сосредоточенная в руках женщин, способна привести лишь ко вселенской катастрофе.

Любопытна функция, которую приобретает матриархальное общество в романе братьев Стругацких «Улитка на склоне». Матриархат становится воплощением иррациональной, нечеловеческой логики Леса, противостоящего как местным жителям, так и исследователям с Земли. Необъяснимая власть над жизнью и смертью, отсутствие рациональных объяснений, неумолимость и предчувствие какой-то своей, особой логики во всем творящемся хаосе — вот атрибуты, которыми сопровождается любое описание этого мироустройства в романе. Об этом матриархате известны лишь крупицы информации. Скорее, он проходит фоном для всех событий, случающихся с главными героями. И оставляет после себя тягучее ощущение чего-то жуткого, странного, неразгаданного, инопланетного во всех смыслах этого слова. Так в психоанализе мыслится женское наслаждение — нечто неопределимое, находящееся по ту сторону символического порядка.

Наконец, самым мрачным и жестоким предстает матриархат в произведениях Роберта Сальваторе, например, в романе «Отступник». Темные эльфы, поклоняющиеся паучьей королеве Ллос; матери кланов, собирающиеся на тайные советы и запретные оргии; общество, построенное на принципах лжи, интриг, убийства, лицемерия, ненависти и эгоизма. Общество, пропитанное авторским отвращением, которое постепенно передается и главному герою, молодому дроу, пытающемуся по мере сил противостоять местным законам. Этот мир — средоточие всех отрицательных качеств, маркируемых в патриархальной культуре как «женские». С одной стороны, поведение женщин, глав мензоберранзанских Домов, всегда выстроено на тонком и хитром расчете: как продвинуться по социальной лестнице, угодить богине и сохранить при этом власть в собственном Доме. С другой стороны, этот расчет не всегда логически оправдан — он может быть данью сиюминутной прихоти, мелочности или мести. Основной принцип такого лицемерного мироустройства: падающего толкни; второй принцип: не пойман — не вор. Дроу не верят в любовь и дружбу, живут от убийства к убийству и ни во что не ставят чужую жизнь. Таким образом, кажется, что автор попытался собрать в одном месте все приписываемые обществом женщинам отрицательные качества, чтобы получить из них квинтэссенцию антиутопичного описания мира, в котором нет ни проблеска надежды на изменение.

Как видно из примеров, описание альтернативного социального устройства — матриархата — в художественных текстах может быть осуществлено различными способами, при каждом из которых матриархальное общество получает определенную характеристику и несет какие-либо функции. Женщина может представать как абсолютный Другой, воплощающий в себе все возможные недостатки и пороки, может демонстрировать мнимую силу и власть, за которыми, по мнению автора, будут скрываться слабость и беспомощность, может, наоборот, действовать предельно рационально — и утратить способности к пониманию, взаимопомощи, доброте. Цели, которые при этом преследуют авторы, также могут быть различны, но в основном это стремление вызвать у читателя страх, отвращение или насмешку над самой возможностью матриархального общества.

Однако существуют немногочисленные тексты, в которых матриархат не представляет собой угрозы человечеству, а описывается автором с обычным любопытством и даже приобретает положительные коннотации. Такие тексты доказывают, что изображение матриархата может быть разным и что система его организации на самом деле зависит от множества политических, экономических, географических, культурных, религиозных факторов.

Наиболее интересным из таких примеров является описание матриархального мира в цикле романов Йена Уотсона «Черное течение» («Книга Реки», «Книга Звезд», «Книга Бытия»). Действие происходит в детально продуманном мире далекого будущего, где переплетаются фантастика и научные технологии, на одной из планет — древних колоний Земли, население которой об этом даже не догадывается. Этот мир представляет собой два государства, расположившиеся на двух берегах реки. Жители этих государств никогда друг с другом не встречаются, так как пересечь реку невозможно — ровно по ее середине проходит Черное течение, чья природа неизвестна, но оно не позволяет достичь противоположного берега. Перемещаться по реке способны только женщины, мужчины могут войти в воду лишь один раз в жизни, на второй раз они сходят с ума и уплывают в сторону Черного течения, откуда не возвращаются. Этой особенностью отчасти обусловлено социальное устройство данного мира.

В первом государстве развито кораблестроение и речное судоходство. Вдоль реки расположено множество городов, каждый из которых производит какой-то продукт (например, ткани, специи, драгоценности и т. д.). Доставкой товаров из одного города в другой занимается Речная гильдия, самая влиятельная и сильная в государстве, в котором нет никакой централизованной власти (важные дела решает совет глав различных гильдий). Участницами этой гильдии являются исключительно женщины. Иного сообщения между городами, кроме как по реке, не существует. Города ведут между собой практически натуральный обмен. Денежные средства в обороте есть, но, поскольку они не являются ценностью сами по себе, никто не стремится к их накоплению. В городах существуют свои гильдии, во многих из которых состоят и мужчины, и женщины (например, гильдия ювелиров или виноделов). В этом государстве нет оружия, войн, соперничества (разве что на личном уровне), нет централизованной религии. Большая часть людей номинально поклоняется Черному течению, немалая часть вообще не поклоняется никому. В некоторых городах имеются собственные мистические культы, к которым все относятся лояльно.

На первый взгляд, в этом обществе практически не существует дискриминации. Единственное, чего лишены местные мужчины — это возможности передвижения. Река позволяет им проплыть по себе только один раз, в так называемом свадебном путешествии, когда мужчина переезжает в город, где живет его будущая жена (если они не из одного города, что бывает довольно редко). Впоследствии мужчина вынужден всю жизнь жить на одном месте, занимаясь той работой, которая востребована в данном городе. Он также отвечает за дом и детей. Все эти моменты местные мужчины принимают как нечто данное, само собой разумеющееся, что привносит определенные черты в их воспитание и мировоззрение.

Женщина тоже может отказаться от участия в плаваниях и путешествиях и выбрать жизнь в одном городе вместе со своим мужчиной, ее за это никто не будет осуждать. В остальном отношения в обществе равноправные, и поскольку никаких особых политических решений принимать не требуется, борьбы за власть нет, не встает также и вопрос о том, кто должен управлять обществом.

Примечательно, что автор не останавливается на подробном описании социального устройства этого государства. Он идет дальше и показывает, как в приблизительно таких же природных условиях по причине, возможно, чистой случайности, исторически возникает совершенно иное государство с другой формой правления, о которой жителям первого практически ничего не известно. На другом берегу реки не развито судоходство, людям там вообще запрещено подходить к реке. Это страна патриархата, которой управляет религиозное братство. В государстве развита монотеистическая религия с культом отца, женщины находятся в бесправном положении. Под угрозой физических наказаний, пыток и смерти им запрещено покидать дома и города без сопровождения мужчин, запрещено подходить к реке. Женщины, поклоняющиеся воде, объявляются ведьмами и сжигаются на кострах. В этом государстве налажено производство оружия, распространено соперничество различных религиозных группировок. Уровень жизни и культуры чрезвычайно низкий.

На протяжении романа можно наблюдать, как впервые произошло взаимодействие между двумя государствами, узнать историю их возникновения и пережить множество приключений вместе с главной героиней. Цикл романов Йена Уотсона — одно из немногих произведений, в которых матриархат не служит какой-то одной функции и не является просто фоном для происходящих событий. Социальное устройство в текстах Уотсона тесно переплетено с особенностями сюжета, истории, характеров героев, обоснования их мотивов и поступков, описания их чувств. Из текста видно, что автор отрицательно относится к миру патриархата, который он описывает как жесткий и бессмысленный, погрязший в ненависти к инаковости, соперничестве и религиозном фанатизме. Но нельзя сказать, что мир матриархата кажется автору идеальным. Несмотря на то что на фоне социальной системы соседнего государства он выглядит практически безупречно, автор так же открыто сообщает и о его недостатках. Уотсон словно предлагает задуматься над тем, какой должна быть справедливая социальная система и каким образом ее можно достичь.

Иными словами, одним из самых ценных умений автора в книге оказывается способность побудить читателя к рефлексии. Однако парадоксальным образом и другие тексты, на первый взгляд преследующие цели высмеять или развенчать матриархальный миропорядок, на самом деле описывают матриархат как «зеркальное» отражение того, каким себя видит патриархальное общество, то есть высвечивают все его слабые стороны и недостатки, а также выводят на чистую воду мужские страхи, связанные с осуществлением женской власти. Все эти тексты выполняют одно важное условие — они способствуют остранению, переосмыслению (пусть и «негативному») сложившегося порядка и гендерных ролей, и, возможно, в дальнейшем станут основой для созданий новых общественных теорий.

Вероника Беркутова