Об одном аспекте восприятия у Аристотеля и З. Фрейда

 

 

Идея сопоставить концепции упомянутых в заглавии авторов, конечно же, не нова, и различные теоретики ХХ века неоднократно занимались подобным сравнительным анализом.

Во-первых, имена Аристотеля и Фрейда оказываются связаны с концепцией «катарсиса», или «очищения». Аристотель описал катарсис в трактате «Поэтика» [1] в русле учения о трагедии. Катарсис рассматривался как один из важнейших элементов трагедии, заключительный этап переживания действа, которое разворачивалось на греческой сцене. Посредством сострадания и страха, путем идентификации и проживания зрители должны были преодолеть различные страсти и очиститься. Фрейд в начале психоаналитического пути именовал новый метод лечения неврозов «катартическим методом», целью которого стало проживание или переживание заново некогда подавленных чувств и мыслей, мешающих нормальной психической жизни. Однако вскоре он отказался от этого понятия, осознав, что цель психоанализа заключается вовсе не в высвобождении вытесненных аффектов, а в понимании особенностей становления субъекта и возможности перестраивания его личной истории.

Во-вторых, имя древнегреческого философа упоминается Фрейдом в связи с теорией толкования сновидений. В частности, Фрейд пишет об особом искусстве толкователя, который занимается «расшифровкой» сновидения, и упоминает, что, по мнению Аристотеля, «наилучшим толкователем снов является тот, кто лучше всех улавливает сходство; ибо образы сновидения, подобно образам, отраженным в воде, искажены движением, и лучше всего их угадывает тот, кто может распознать в искаженном образе истинный» [2]. Фрейд также отмечает, что Аристотель одним из первых показал, что сновидение является продолжением психической жизни в состоянии сна.

В-третьих, безусловно важным как для философии Аристотеля, так и для психоанализа становится понятие этики, и именно греческому феномену этики немалое внимание уделил в свое время Ж. Лакан.

Однако все это довольно обширные вопросы, требующие отдельного рассмотрения. Данная заметка будет посвящена небольшой и частной проблеме, которая, на мой взгляд, лежит в основе понимания того, что такое «восприятие» с психоаналитической точки зрения. А именно, мне хочется поговорить о системе аппарата В-Сз, и сделать это в рамках жанра дисциплины комментария, для чего я обращусь к трактату Аристотеля «О душе» и нескольким работам Фрейда.

Аристотель пишет, что «душа есть как бы начало живых существ» [3]. Во второй книге трактата дается следующее определение: «Душа есть первая энтелехия естественного тела, обладающего в возможности жизнью. А таким телом может быть лишь тело, обладающее органами» [4]. Уже в этом определении появляются два важных понятия: энтелехия, что можно в каком-то приближении перевести как «действительность, осуществленность», и возможность. В дальнейшем философ разбирает различные аспекты души и тела: чувства и способности мышления, ощущения и восприятия.

Ощущения, считает Аристотель, имеют двойную модальность: 1) непосредственное ощущение (например, слышать голос), 2) потенциальная возможность что-либо ощущать (например, наличие слуха как возможности услышать что-либо).

Обратимся к тексту: «А так как об ощущающем мы говорим в двух значениях (а именно того, кто способен слышать и видеть, мы называем слышащим и видящим и тогда, когда ему случается спать, и тогда, когда он уже действительно слышит и видит), то и об ощущении говорится в двух значениях — об ощущении в возможности и об ощущении в действии; подобным образом и ощущаемое может быть ощущаемым в возможности и в действии» [5].

Как мы видим, Аристотель выделяет две модальности ощущения и ощущаемого: возможность и действительность (действие). Но для восприятия ощущения, кроме органа, который его воспринимает, и возможности его восприятия, необходимо что-то еще. Аристотель говорит прямо, что в качестве третьего элемента необходимо представление, которое будет связывать возможность и действительность: «Ощущение есть или возможность, или действительность, например зрение и видение; представление же возникает и при отсутствии того и другого, например в сновидениях» [6].

Появляется третий элемент — представление, который обладает способностью не исчезать ни в действительности, ни в возможности, и сохраняться даже тогда, когда ощущения человека «не работают», например, во сне. Таким образом, под представлением можно понимать сочетание знания о предмете и непосредственного восприятия этого предмета: «Я имею в виду, что представление могло бы быть, например, сочетанием мнения о белом и восприятия белого, но не сочетанием мнения о благе и восприятия белого» [7].

Здесь Аристотель говорит еще о внутреннем соответствии между тем мнением, которое формируется об объекте, и его восприятием. Представления, по Аристотелю, возникают путем первой мнесической записи, которая может осуществиться благодаря тому, что орган, испытывающий ощущение, изначально обладает возможностью переживания ощущения, составляющей его сущность.

Разберем это на примере зрения: «Так как зрение есть самое важное из чувств, то и название свое воображение (phantasia) получило от света (phaos), потому что без света нельзя видеть. И благодаря тому, что представления сохраняются [в душе] и сходны с ощущениями, живые существа во многих случаях действуют сообразно с этими представлениями: одни — оттого, что не наделены умом, — таковы животные, другие — оттого, что их ум подчас затемняется страстью или болезнями, или сном, — таковы люди» [8].

Резюмирую: важными составляющими восприятия, по Аристотелю, являются три аспекта: 1) потенциальная возможность органа воспринимать (например, для глаза такой возможностью является видение); 2) процесс непосредственного восприятия (процесс зрения); 3) представление, которое должно соединиться с ощущением, чтобы восприятие стало законченным и полноценным. Ощущения от всех пяти органов чувств должны соединиться со своими представлениями, которые образуют конгломерат восприятия. Важной здесь является мысль о том, что существование представлений автономно и продолжается даже тогда, когда у человека не возникает ощущений, например, в состоянии сна.

Данная концепция представлений довольно интересна и во многом предваряет теорию аппарата В-Сз (восприятия-сознания, всегда через дефис), впервые описанную Фрейдом еще в «Наброске психологии» в 1895 году. Аристотель не отвечает на вопрос, где и как хранятся записанные представления и есть ли у них какие-либо качественные различия. В теории Фрейда мы встречаемся с более детализированной и разветвленной концепцией.

Рассмотрим теперь понятие «восприятия» через призму психоанализа. Во многих работах вместо понятия «сознание, сознательное», Фрейд говорит о системе В-Сз, которая «находится на периферии психического аппарата и воспринимает информацию одновременно из внешнего и внутреннего мира» [9]. Эта система сама по себе не имеет никакого источника энергии и черпает свою силу из сексуальных влечений. С работой этот системы связана важная функция испытания реальности, которая запускает откладывание принципа удовольствия и тем самым — посредством подчинения принципу реальности — ставит человека на путь усложнения психического. Через систему В-Сз проходит информация, которая оставляет в ней записи в виде мнесических следов — следов памяти, данные от которых хранятся в бессознательном; но сами эти пути, по которым впервые прошло восприятие, могут быть при определенных условиях оживлены в сознании.

Таким образом, система В-Сз представляет собой записывающую поверхность, как говорится об этом в «Заметке о чудо-блокноте» [10]. Обычно внимание обращено ко внешнему миру, но при психозе, пишет Фрейд, внутренняя энергия либидо может стать настолько сильной, что перетягивает на себя внимание аппарата В-Сз, и тогда тот начинает работать не с предметной реальностью, а с «внутренним миром» человека — воспоминаниями, фантазиями, оттесняющими реальность на второй план. Так в психозе возникают галлюцинации и другие бредообразования. Схожий процесс можно наблюдать и в сновидении, с единственным отличием, что по пробуждении восприятие вновь обращает внимание на внешний мир [11].

Как пишут Ж. Лапланш и Ж.-Б. Понталис, не следует думать, что если Фрейд ввел новую для психологии систему психического аппарата (в трех аспектах — экономическом, динамическом, топическом) и отказался от определения психического через понятие сознания, то это значит, что он вообще не признавал сознание как значимый элемент психического. Это не так. Система В-Сз выполняет важные функции: служит границей психики и внешнего мира, распределяет психическую энергию и управляет вниманием, наконец, осуществляет прием информации, записывающейся и перезаписывающейся в архиве памяти.

В памяти, которая, согласно Фрейду, полностью бессознательна, следы восприятия содержатся в виде представлений (то есть образов или означающих) и аффектов (то есть количества связанной с этими представлениями энергии), которые оторваны друг от друга. Соединение словесного и предметного представления, а также нагружающего их аффекта происходит в системе предсознательного. С этим процессом тесно связан процесс мышления, который распределяет либидинальную нагрузку по проложенным некогда путям восприятия, соединяя представления со словесными остатками и осуществляя мыслительную деятельность, небольшая часть которой доходит и до системы сознания.

Таким образом, человеческий опыт и человеческая память представляют собой многослойную систему перезаписи, осуществляемой прежде всего ассоциативным путем (например, в логике схожести по признаку места, времени, формы или созвучия). Эта система продолжает работать на протяжении всей человеческой жизни, накапливая и распределяя полученный опыт, многие аспекты которого по причине психического расщепления подвергаются вытеснению, забыванию, изоляции и другим процессам; из-за чего доступ со стороны внимания аппарата В-Сз к этим элементам может быть утерян.

Но ключевой особенностью работы системы памяти является то, что представление у взрослого человека работает в последействии. Любое новое восприятие сравнивается с тем, которое уже было получено, с тем опытом, который уже был прожит, чтобы после обнаружения сходства или различия найти свое место в психическом [12]. Поэтому то, что появляется на горизонте человеческого внимания в процессе В-Сз, является не просто новым или неизвестным, но всегда «вновь найденным», «вновь воспринятым», задним числом находя себе корреляты в предыдущем опыте и прежде всего соединяя новые представления со словесными остатками, то есть запуская работу механизма означивания. Этот механизм системы В-Сз, работающий по принципу последействия, можно сравнить с нахождением во взрослой жизни объекта любви, который всегда уже представляет собой «вновь найденный» отпечаток утраченного объекта частичного влечения.

Таким образом, можно выделить три особенности работы В-Сз с точки зрения психоанализа: 1) само наличие этой системы обеспечивает возможность функционирования психики, возможность ее расщепления, усложнения, которые являются необходимым условием для ее работы; 2) через эту систему проходит действительное восприятие, оставляющее за собой мнесические следы, узор которых создает неповторимую ткань человеческого опыта; 3) система В-Сз связана с представлениями. Она позволяет связать первый опыт восприятия со структурой языка, связать предметный и акустический образ, ввести субъекта в цепочку означающих.

Фрейд говорит о том, что такое соединение опыта и значения всегда происходит задним числом, в последействии. Так, например, если ребенок сделал что-то неправильное, то в первый раз он узнает об этом уже постфактум, со стороны другого человека: когда его поступок вызывает определенную реакцию, когда родители говорят ему, хорошо или плохо он поступил. Точно так же, когда младенец чувствует внутреннее напряжение и неудовольствие, в первое время он не может определить, что и почему с ним происходит, пока мама не означивает его потребности и не распределяет их сообразно тому, как сама их видит.

Все это приводит нас к заключению, что описания процессов восприятия в философии Аристотеля и в психоанализе оказываются удивительным образом близки. В дальнейшем можно еще глубже сопоставить эти концепции, обратившись, например, к описаниям работы конкретных ощущений, связанных со слухом, зрением, осязанием, запахом, голосом, которые оказываются значимы как для Аристотеля, так и для Фрейда.

Тем не менее существует и важное отличие — это мысль Фрейда о представлении, которое работает в последействии, а также понимание работы системы В-Сз как поверхности, через которую проходят неповторимые следы личного опыта, что, в свою очередь, подводит нас к еще одной важной идее: процесс восприятия уникален для каждого субъекта. Иллюзию одинаковости восприятия создает язык, ограниченный набором означающих, которыми мы пользуемся в повседневной жизни. При этом даже детализация означающих и уточнение понятий позволяют достичь лишь некоторого иллюзорного, кратковременного, эфемерного эффекта понимания.

Однако для говорящих существ язык — это единственная, хоть и несовершенная возможность какого-либо взаимопонимания. Именно поэтому так важна дисциплина комментария, чтения, обращения к тексту, которая высвечивает скрытые ранее аспекты сложных теоретических построений и позволяет приблизиться к их осмыслению.

Вероника Валерьевна Беркутова

 

 

Сноски и примечания:

 

[1] См.: Аристотель. Поэтика // Аристотель. Собрание сочинений в 4-х тт. Т. 4. М.: Мысль, 1982. С. 645—680.

 

[2] Фрейд З. Толкование сновидений. М.: ООО «Фирма СТД», 2008. С. 116.

 

[3] Аристотель. О душе // Аристотель. Собрание сочинений в 4-х тт. Т. 1. М.: Мысль, 1976. С. 371.

 

[4] Там же. С. 395.

 

[5] Там же. С. 405.

 

[6] Там же. С. 430.

 

[7] Там же. С. 431.

 

[8] Там же. С. 433.

 

[9] Лапланш Ж., Понталис Ж.-Б. Словарь по психоанализу. М.: Высшая школа, 1996. С. 485—486.

 

[10] См.: Фрейд З. Заметка о «чудо-блокноте» // Фрейд З. Собрание сочинений в 10-ти тт. Т. 3. М.: Фирма СТД, 2006. С. 387—396.

 

[11] См.: Фрейд З. Метапсихологическое дополнение к теории сновидений // Фрейд З. Собрание сочинений в 10-ти тт. Т. 3. М.: Фирма СТД, 2006. С. 187—226.

 

[12] См.: Фрейд З. Положения о двух принципах психического события // Фрейд З. Собрание сочинений в 10-ти тт. Т. 3. М.: Фирма СТД, 2006. С. 11—24.

© 2012-2020, «Свободное психоаналитическое партнерство».